В России никто не чувствует себя в безопасности. Даже силовики

Казань

О приступе паранойи моего случайного собеседника, бывшего следователя МВД.

Недавно я разговорился с одним бывшим сотрудником полиции. Мы сидели в очереди, ждать было еще долго, разговорились. Не знаю уж почему, но мой собеседник, бывший следователь, решил, что я комитетчик и послан с ним на неформальную беседу. Понял я это не сразу — заметил лишь после того, как мужчина начал вести себя очень странно.

Не буду поднимать вопрос компетентности бывшего следователя — принимать каждого хорошо осведомлённого человека, умеющего грамотно излагать свои мысли, за сотрудника ФСБ, довольно странно. Как я понял, мой собеседник недавно вышел на пенсию. Сам себя он позиционировал как честного полицейского, говорил, что у него были проблемы с коррупционерами, что он планирует судиться, так как ему-то что-то там не доплатили и не обеспечили его жильем.

Не люблю считать чужие деньги и считаю, что работа следователя ужасна. Но мои родители вышли не пенсию значительно позже и вместе получают в полтора-два раза меньше, чем мой собеседник. Но при этом я считаю, что если государство что-то ему задолжало, нужно пытаться этого добиться. Поделился мнением, что по моим наблюдениям, шанс победить госструктуру в суде минимален. Раньше это ещё было возможно, но сейчас не то время.

Мой собеседник погрустнел. Почему-то он решил, что я — этакий посланник его оппонентов, желающих выяснить настроения и наладить контакт. Стал задавать в опросы, на которые я, естественно, не мог ответить. К тому же я не сразу понял, что вообще происходит. А когда понял, пришлось в очередной раз говорить, что я не имею никакого отношения к ФСБ, МВД и любым другим силовым ведомствам. По-моему, я его не убедил.

Ждать было долго. И мы говорили о многом. О разном. Даже о истории с Иваном Голуновом и тем, как его хотели подставить. Мой собеседник тоже поразился наглости и криворукости исполнителей. И в то же время был впечатлён общественной поддержкой. Но согласился со мной, что сейчас всё это уже невозможно. Государство пошло вразнос и уже не будет оглядываться на общественное мнение, публикации в СМИ и прочее.

Говорил я с этим человеком и думал. Жизнь часто сталкивала меня с силовиками всех мастей. И никто из них не был ярым поклонником действующей власти. Они высказывались предельно осторожно. Но обычно занимали довольно сдержанную оппозиционную позицию. Основная мысль, которую я услышал — им не нужен конфликт со своими народом, происходящее в стране их тоже не устраивает. Фактически их держат деньги.

Но они имеют свойство заканчиваться. И как только пойдёт организованное противодействие, силовики разбегутся. По-крайней мере, если говорить о каком-то рядовом составе. Помню, тоже в очереди я разговорился с сотрудниом УФСИН, конвоиром. Он был таких же взглядов, как и я. И даже прислал мне несколько ссылок на неплохие протестные каналы на ютубе. Мой одноклассник посещал оппозиционные митинги и был за это уволен из органов. Все участковые, с которыми я общался, были очень недовольны положением дел в стране.

Да, у меня своеобразный круг общения. Но эти люди не входили в него. И были фактически случайными людьми, с которыми меня столкнула судьба. Но я отвлёкся, вернёмся к моему собеседнику в долгой очереди. В какой-то момент он в очередной раз спросил меня, когда я признаюсь. Пришлось объяснять, что за те пару часов, что мы общаемся, я бы давно его завербовал. Меня вербовали, я знаю, как это происходит.

Но собеседник мне не поверил. Пришлось объяснять предельно лаконично. Система, которая хочет запугать или растоптать человека, не будет придумывать для этого какие-то креативные ходы. Это попросту не нужно. Она будет действовать привычными отработанными методами — предельно топорно, бюрократично, безлико и бездушно. Будут использованы самые примитивные методы. Не нужно себя переоценивать и ждать индивидуального подхода. Я хотел продолжать, рассказать о случаях, о которых мы писали, когда я работал в СМИ.

Но смотреть на моего собеседника было страшно. Он воспринял мои слова как прямую угрозу из высоких кабинетов. А я понял, как выглядит паранойя со стороны. Был момент, когда меня сурово прессовали. И, наверное, со стороны мои опасения выглядели так же неадекватно.

Искренне надеюсь, что эта преступная власть скоро падёт. Если уже даже силовики, её главная опора, не чувствуют себя в безопасности, что говорить о простых гражданах. Мне стало жалко моего собеседника. Он, как и все остальные провинциальные полицейские, с которыми мне приходилось общаться, неплохой человек. Неплохой человек внутри бесчеловечной системы. Как мне кажется, пора уже каждому слепцу осознать, что сложившееся положение дел выгодно лишь царю горы. Ну и доколе?..

Я решил свой вопрос. Вышел из кабинета, попрощался со своим собеседником и пожал ему руку. А он продолжил своё — ну хоть сейчас-то раскройся. Я посмеялся и ушёл. Но, если вдуматься, это ужасно. Ужасно общество лжи, зла и паранойи, построенное за последние годы. Ужасен весь этот страх, эта концентрированная злоба. Сейчас даже силовики не чувствуют себя в безопасности. Посмотрите на риторику сторонников власти — в ней одни лишь оскорбления и угрозы. В лучшем случае растиражированные пропагандистские штампы. Что-то я сомневаюсь, что такие люди способны построить процветающую страну…

PS. На фото просто виды Казани десятилетней давности. Без привязки к теме материала.


Другие материалы по теме:

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: