О генерале Карбышеве в довоенные годы #PobedaExp

NEU1

Продолжаю публиковать отрывки из мемуаров деда. Вот небольшой фрагмент записок, относящийся к довоенному 1940 году — мой дед тогда служил в коммендантском взводе Академии Генерального штаба РККА. Был простым красноармейцем, но ведь это была столица — Москва, самый центр, вокруг были первые лица нашей армии. Для простого деревенского учителя это всё было очень непривычно и празднично, так что последующий перевод в Калугу его несколько огорчил. Ниже речь пойдёт о генерале Карбышеве.

«…Очень хорошо мне запомнился комдив, а затем генерал-лейтенант Карбышев, начальник кафедры военно-инженерной службы, доктор военных наук и профессор. Это был очень авторитетный преподаватель академии. Но был внешне незавидный, небольшого роста, худощав, рябоват. Был он очень скромным и простым, доступным для всех, даже для нас, красноармейцев. В дни революционных праздников он, после предъявления пропуска постовому, поздравлял его с праздником и обязательно пожимал ему руку. Он и меня один раз поздравил таким образом. Это было в майские дни 1940 года. Во время моих дежурств в наряде в академии, по заявкам преподавателей к выходу в проходную парадного подъезда должны были подавать для них легковые автомашины из гаража. Иногда машины не успевали прибыть к выходу преподавателя. В таких случаях некоторые преподаватели упрекали нас, но генерал Карбышев этого никогда не делал. Бывало, выйдет и спросит, прибыла ли машина. Если нет, он просто ехал на трамвае. Тогда по ул. Кропоткинской (ныне — ул. Пречистенка — udikov) ходил трамвай маршрута «А», который мы называли Аннушкой. Вот на этой Аннушке и уезжал генерал Карбышев».

Согласитесь, друзья, в наше время сложно представить генерала в метро. Татарам, возможно, будет интересен тот факт, что генерал Карбышев по происхождению кряшен, т.е. крещёный татарин. А брат генерала даже учился в казанском университете и, как и Ленин, был исключен из него за участие в студенческом революционном движении. Сам Дмитрий Михайлович закончил Сибирский кадетский корпус. Воевал в первой мировой войне, был участником знаменитого Брусиловского прорыва, принял участие в Советско-финской войне 1939-1940 годов. Карбышев провел наиболее полное исследование и разработка вопросов применения разрушений и заграждений. Его статьи и пособия по вопросам теории инженерного обеспечения боя и операции, тактике инженерных войск были основными материалами по подготовке командиров Красной Армии в предвоенные годы. Помимо этого, Карбышев был консультантом Учёного совета по реставрационным работам в Троице-Сергиевой Лавре — и это в сталинские годы! Настоящий русский интеллигент, достойный сын своего отечества.

Однако война подготовила для генерала страшное испытание. В начале июня 1941 года Д. М. Карбышев был командирован в Западный Особый военный округ. Великая Отечественная война застала его в штабе 3-й армии в Гродно (в его окрестностях начинал войну мой дед — udikov). Через 2 дня генерал перешёл в штаб 10-й армии, а уже 27 июня штаб армии оказался в окружении. 8 августа 1941 года при попытке выйти из окружения генерал Карбышев был тяжело контужен в бою в районе Днепра, у деревни Добрейка Могилёвской области Белорусской ССР. В бессознательном состоянии был захвачен в плен. Карбышев содержался в немецких концентрационных лагерях: Замосць, Хаммельбург, Флоссенбюрг, Майданек, Аушвиц, Заксенхаузен и Маутхаузен. Неоднократно от администрации лагерей получал предложения сотрудничать. Несмотря на свой возраст, был одним из активных руководителей лагерного движения сопротивления. В ночь на 18 февраля 1945 года в концлагере Маутхаузен (Австрия), в числе других заключённых (около 500 человек), был после зверских пыток облит водой на морозе и погиб. Тело Д. М. Карбышева было сожжено в печах Маутхаузена.

Майор канадской армии Седдон Де-Сент-Клер уже после войны рассказал о трагических событиях той ночи:

«Как только мы вступили на территорию лагеря, немцы загнали нас в душевую, велели раздеться и пустили на нас сверху струи ледяной воды. Это продолжалось долго. Все посинели. Многие падали на пол и тут же умирали: сердце не выдерживало. Потом нам велели надеть только нижнее бельё и деревянные колодки на ноги и выгнали во двор. Генерал Карбышев стоял в группе русских товарищей недалеко от меня. Мы понимали, что доживаем последние часы. Через пару минут гестаповцы, стоявшие за нашими спинами с пожарными брандспойтами в руках, стали поливать нас потоками холодной воды. Кто пытался уклониться от струи, тех били дубинками по голове. Сотни людей падали замерзшие или с размозженными черепами. Я видел, как упал и генерал Карбышев.»

А ведь есть россияне, которые не верят, что люди способны на такие зверства. Но ведь Гитлер освободил своих солдат от совести, милосердие и гуманизм по отношению к «низшим расам» могли закончиться для солдата вермахта печально. Но в лагеря, как вы понимаете, попадали люди с особыми садистскими наклонностями. Не только у немцев. У нас тоже.

Зы: О подвиге и стойкости генерала Карбышева я ещё в школьные годы узнал из книги Сергея Голубова «Снимем, товарищи, шапки». Её, как и многие другие книги о войне, я взял в большой военной библиотеке деда. Там собрано огромное количество уникальных мемуаров. Особенно интересны воспоминания военных летчиков. А с Федотом Орловым, автором книги «Огненные рейсы «Голубой двойки» и с Михаилом Девятаевым, легендарным летчиком, угнавшим немецкий бомбардировщик Heinkel He 111 H-22 из концлагеря на острове Узедом. На этом острове в ракетном центре Пенемюнде шли разработки «оружия возмездия» Третьего рейха — крылатых ракет «Фау-1» и баллистических ракет «Фау-2». Дома у бабушки хранятся книги с дарственными надписями летчиков Девятаева и Орлова. А совсем недавно я был на могиле Девятаева на Арском кладбище. Нужно бы туда цветы принести. Если не читали — обязательно почитайте повесть «Сотый шанс» Николая Стурикова. Фраза из этой книги стала для меня ключевой:

«Бытует у летчиков неписаный закон: если в критическом положении ты использовал девяносто девять шансов из ста, а про сотый забыл, то не можешь считать, что сделал все. Ты обязан, должен найти этот неуловимый сотый!»…

Другие части мемуаров:
В Невельском огненном мешке #PobedaEхp
Наблюдения пехотинца за авиацией ВОВ #PobedaExp

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: