Репортаж с заседания антикоррупционного совета Татарстана | Гипертаблоид редактора Удикова

Рустам Минниханов чиновникам: «То, что можно было пять лет назад, сейчас уже нельзя»

Выкладываю авторскую версию репортажа с сегодняшнего заседания антикоррупционного совета РТ. Завтра в GD выйдет редакторская версия, «улучшенная и дополненная» и один довольно содержательный документ. Кстати, готовить репортаж, используя лишь видеотрансляцию заседания, как я понял, не так-то просто…


В отношении многих коррупционных схем власть по-прежнему слепа

На прошедшем сегодня заседании совета по противодействию коррупции, президент Татарстана фактически сказал: «Бить буду больно, но аккуратно». Чиновники поняли – коррупцию взялись искоренять всерьёз и надолго. Однако попавшихся, «сидящих без копейки», бить на площадях и ссылать на каторгу пока не будут. Пиар вся эта борьба, или реальные намеренья – покажет время. Пока же борьба с коррупцией в РТ вызывает ассоциации со сталинскими сроками за колоски – ловят почти исключительно «мелких сошек».

Глазами улиц

На улице Пушкина, ведущей к зданию кабинета министров, движение встало. Все тротуары разрыты – их бетонируют, а после укладывают плитку. Пешеходы вынуждены обходить их по автобусным полосам, а общественный транспорт в попытках их объехать почти полностью перекрывает движение.

У площади Свободы толпы гаишников и огромные кортежи машин. Едва пешеходы на зелёный начинают переходить улицу, как в их сторону срывается огромный «Лендкруизер». Водитель в костюме, низко склонившись над рулем, мнит себя то ли водителем фашистского танка, то ли Шумахером. Люди гневно смотрят ему в след, а гаишник демонстративно отворачивается и вздыхает так громко, что его становится жалко.

Возле ратуши куча машин люкс-класса — настоящий автосалон европейских новинок. Но у машин крепкие суровые мужчины, похожие на героев фильма «Бумер» — видимо, охрана. Вся эта картина напоминает скорее лихие девяностые, чем спокойные двухтысячные.

Когда в здание заходит делегация во главе с Шаймиевым и Мухаметшиным, эти самые крепыши из охраны быстро, но вежливо оттесняют нас к стенке.

Новые фильмы о старом

Заседание начинается с показа презентационного фильма. Под музыку из фильма «Реквием по мечте» раскрывается почти полная картина прогнившей системы. Почти полной, потому что виноваты лишь плохие исполнители. Часть кадров оперативной съёмки смотрится довольно забавно.

— Несколько минут назад вам дали взятку. Где деньги – вопрошает невидимый оперативник с экрана.
— Не знаю – я не брал. Она оставила деньги, я не взял. Сказал – мне не надо. Я их выкинул – отвечает провинившийся чиновник.

Герои фильма явные провинциалы. О казанских речь заходит, но как-то неохотно. Впрочем, показан целый ряд зданий, обрушившихся в Казани.

Во время показа чиновники лениво перебирают бумажки, будущие докладчики сопереживают. Им то ли грустно, то ли скучно.
Давайте делать своё дело честно – агитирует диктор. И добавляет — для борьбы с коррупцией уже есть политическая воля. Заседание совета начинает как раз её почетный обладатель.

Предписания под присмотром

«В Турции – рассказывает Минниханов – не пустят ни на один завод, пока не оденешь защитную одежду, каску и очки. В Нижнекамске пока технику безопасности не изучили, ни одно заседание не начиналось. То, что мы сейчас имеем, происходит из-за низкого уровня профессионализма, нежелания работать, несоответствия занимаемой должности.»

«Самое главное – продолжает президент – предписания не доходят до исполнителей. Их вручают главам районов, администраций, а исполнители их не получают. Нужно создать регистр, сводный реестр предписаний. После его анализа будет видно, кто и как работает. У нас неплохо работает служба народного контроля. По некоторым направлениям эта служба могла бы контролировать ход исполнения новых предписаний.»

Или — или

Выступающий следом прокурор Амиров читает текст по бумажке, которую, несмотря на очки, держит близко перед глазами – видимо, подводит природная, но не политическая близорукость.

Говоря о Зеленодольске, прокурор воспылал праведным гневом – его выражению лица могут позавидовать и актёры находящегося напротив театра. Ну просто беда с этими нарушителями – даже штрафы в 2-3 зарплаты не возвращают их на путь праведный.

«В чём дело? – задается риторическим вопросом прокурор – чиновники либо неграмотны, либо нарушать им выгодно?». Особенно расстроило Амирова то, что выполнение вынесенных предписаний практически не контролируется. Например, лишь 63 процента представлений Госстройнадзора выполнены. Президент в ответ предложил эти предложения зафиксировать и вдруг перешел на татарский. Кстати, во время короткого комментария Минниханова дремавшая журналистская братия оживилась и бешено застучала по клавишам.

Генерал Сафаров в самом начале своего выступления посетовал – в девяностые правительство практические утратило свои надзорные функции, как следствие коррупция расцвела пышным цветом. Озвучена печальная статистика. В зале доклад Сафарова слушают внимательно, скорбно подперев светлые головы руками. Фарид Мухаметшин внимательно рассматривает свои часы.

Антикоррупционный иммунитет

Главными бедами своей области министр здравоохранения РТ Айрат Фаррахов назвал неудовлетворительное материально-техническое состояние лечебных учреждений, ненадлежащее исполнение обязанностей и несовершенство законодательства и нормативно-правовых актов.

«Кроме того – отметил министр – существует проблема на уровне менеджмента. Предписания, направляемые учреждениям здравоохранения, не попадают в министерство. Фаррахов предложил контрольным органам направлять их ещё и в Минздрав – для принятия на контроль.»

«Помимо этого – министр заговорил медицинскими терминами – нам нужно создавать новый тип управленца – сотрудника с антикоррупционным иммунитетом.» В ответ кто-то из журналистов, сидящих рядом, предлагает создать для чиновников специальную антикоррупционную сыворотку – укольчик честности.

Медицина – не благотворительность

Президенту выступление министра явно пришлось по душе. «Это вы правильно сказали – заметил президент — нужно изменить ментальность людей, создать новую формацию. Научить, заинтересовать. Новыми технологиями должны заниматься новые люди.»

«Кроме того, — продолжил мысль Минниханов — у нас многие управленцы являются спецами лишь в области медицины – в вопросах управления, пожарной безопасности, вопросах закупок и прочем они плавают. Необходимо бороться с мнениями медсестр или врачей о том, что они являются благотворителями. Они делают свою работу, нужно изменить их ментальность. У нас огромное количество случаев, когда мы теряем людей.»

Есть претензии

Глава Зеленодольского муниципального района Батин, судя по-всему, решил, что лучшая защита – это нападение. Тоном оскорбленного в своих лучших чувствах человека он поведал о том, как зеленодольский исполком оштрафовали за нарушение правил пожарной безопасности.

Перечисляя многочисленные отмененные предписания, глава района как будто говорил – «Невиноватая я». Однако президент пожурил его как добрый учитель нашкодившего школьника. Усмехнувшись, президент, напомнил: «Помимо перечисленных девяти отмененных через арбитражный суд предписаний, есть масса фактов, где претензии к Вам обоснованы.»

«То, что отстаивали, молодцы. Но получается так, что все, кто вам выносит предписания, превышают полномочия. Даже если такие случаи есть, о них можно вслух не говорить. К тебе есть претензии, поэтому ты тут стоишь – мы тебе вовсе не почётную грамоту вручаем, – по-прежнему доброжелательно улыбаясь, мягко отчитывал Батина президент – так что тон должен соответствовать ситуации.»

Глава Нижнекамского муниципального района Метшин учел ошибки своего предшественника и устроил мягкое самобичевание. Президенту даже не пришлось ничего добавлять – вся необходимая информация была уже озвучена.

Кто ищет, той найдет

Пожалуй, самым содержательным из всех выступлений был доклад Марса Бадрутдинова, руководителя управления президента Татарстана по антикоррупционной политике. Явно волнуюсь, Бадрутдинов обрушил на головы слушателей массу информации с указанием коррупционных схем и описанием клановых принципов управления районами.

Рука руку моет – дошло до того, что фирмы-однодневки, через которые перекачивали деньги заказов и грантов оформляли на собственных дочерей, проживающих за рубежом. Но чаще фирмы оформляют на «людей, ведущих асоциальный образ жизни».
Деньги, выделяемые фирмами якобы на благотворительность, возвращались в компанию в качестве средств на поддержку бизнеса, выводимые суммы дробились на мелкие части и выводились в фирмы «с признаками обналичивания бюджетных средств», закупки проводились через многочисленных посредников.

Негативный контекст

«Бюджет теряет огромные суммы – возмущается докладчик – где мы их будем искать, в оффшорах? Почему нельзя всё сделать прозрачно?»

Ещё один пункт, требующий детально изучения – зарплаты чиновников и руководителей госкомпаний – порой они достигают пяти-шести миллионов в месяц, что многократно превышает зарплаты топ-менеджеров «Татнефти» или «Оргсинтеза». Уровень благосостояния отдельных чиновников бросается в глаза и уже стал объектом пристального изучения. «Такие ситуации – сетует Бадрутдинов – на каждом шагу – одна сплошая Санта-Барбара».

Из-за такого поведения муниципальных служащих, по мнению докладчика, слово «чиновник» сейчас воспринимается населением сквозь призму негатива: «Чиновники обнаглели или всех по себе мерят – рубит правду-матку глава управления – все это будет убивать доверие к власти. Ведь многие управленцы сделали свои должности вечным прибыльным бизнесом».

Например, Бывший глава «Татспиртпрома» Рашит Шайхутдинов приобрел за счет компании дом. Провинившиеся чиновники пытаются выкручиваться. Показывают проверяющим «левые» остановки, дома и улицы. Но обман рано или поздно вскрывается. «Всё зависит от нашего отношения к нашим обязанностям» — завершает свой доклад Бадрутдинов.

На последних словах его перебивают из зала – представители общественной организации из Зеленодольска приглашают главу комиссии в Зеленодольск – ознакомиться с «идеальными» условиями, созданными для бизнеса. В эту же минуту Минниханову из зала передают какой-то объемный пакет с какими-то документами.

Другие формы

«Мне тоже не все было приятно слышать – начал подводить итоги президент – но если мы будем молчать, ничего не изменится. Следите за делами своих родственников. Пока мы многое прощаем – есть же человеческие отношения, но так будет не всегда.»

«У вас хорошие зарплаты, не нужно вам входить в эти коррупционные схемы. Вы – наше лицо, по вам судят о власти – президент внимательно оглядел весь зал – помните, ТО, ЧТО МОЖНО БЫЛО ПЯТЬ ЛЕТ НАЗАД, СЕЙЧАС УЖЕ НЕЛЬЗЯ.»

Чиновники, увидев, что президент улыбается, слегка расслабились, засмеялись и стали подниматься из своих кресел. Однако президент вернул их на места – «Я не сказал «свободны» — садитесь». Чиновники испуганно стали возвращаться.

«По итогам нашей встречи нужно создать документ. – продолжил президент — Убивать штрафами руководителей, если у них нет ни копейки, мы не будем – не нужно – не для этого мы их искали. Если виноват – да, накажем, а если виноват не он, давайте найдём другие формы.»

На этой позитивной ноте заседание Совета по противодействию коррупции благополучно самоликвидировалось.

Глас народа

На площади Свободы пешеходы никак не могут перейти дорогу – им мешает непрекращающийся поток элитных автомобилей.

— Да что ж такое! – возмущается пожилая женщина – Когда они проедут-то!
— Не скоро, – отвечаю я – сегодня заседание антикоррупционного совета, сейчас разъезжаться будут.
— Ах, это борцы с коррупцией – смеётся дама и смотрит на меня как на дурачка. – вы на их машины посмотрите.

Женщина грустнеет, потом энергичным жестом показывает куда-то в сторону кремля и резко добавляет:
— Да ну их… Этих борцов самих с собой…

Текст: Александр УДИКОВ, фото автора и М.Козловского

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: